logotype
  • image1 Потому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою...
  • image2 Потому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою...
  • image3 Потому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою...

К друзьям на улицу

Их давно знают и ждут заранее. А если они задерживаются, спрашивают: «Почему так долго? Мы думали, вы уже не придете...» Бездомные нуждаются в тех, кто отнесется к ним по-человечески, обратится по имени, выслушает. А прощаясь, скажет: «До встречи!» И встреча эта состоится здесь же, и ровно через неделю. Бездомные — не «объект благотворительности», а люди, такие же, как и мы, — уверены волонтеры, еженедельно собирающиеся в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла при университете имени Герцена. Оттуда они отправятся в город, в гости к своим знакомым и друзьям, которые, правда, не могут принять их дома, потому что дома у них нет.

ИЗ РИМА В ПЕТЕРБУРГ
Каждому волонтеры готовят небольшой обед — стаканчик с горячей едой, бутерброды, в термосах заваривают горячий чай. Иногда десерт — например, сладкий кекс. Приготовление такой нехитрой трапезы занимает, на самом деле, немало времени: бездомных ведь много, а значит, много и порций. Так что добровольцы приезжают в храм за час-полтора до выхода в город.

С БЕЗДОМНЫМИ ПО ИМЕНИ
Уже четыре года, как существует добровольческое объединение при храме Петра и Павла. Присоединиться к нему могут как православные, так и люди, еще не нашедшие своего пути с Богу. Это приходское служение действительно смогло привлечь многих, кто неравнодушен к проблемам людей с улицы. Например, уже год, как к православным добровольцам присоединились христиане других конфессий. Виктор Шатров из Церкви евангельских христиан в духе апостолов сначала познакомился с благотворительной организацией «Ночлежка» — крупнейшим в нашем городе добровольческим объединением, помогающим бездомным людям.

— Это светская организация, она делает огромную работу, — говорит Виктор. — Их цель, в основном, просто накормить, предоставить ночлег — но не более. Я же думал о том, что бездомным, наверное, не хватает еще и простого человеческого участия. А когда разузнал о принципах служения «Друзей на улице», укрепился в своем мнении.

За собой Виктор привел еще нескольких прихожан Евангелической церкви. Надо сразу оговориться, что конфессиональная принадлежность волонтеров не отражается на том, о чем они ведут разговор с бездомными: по преимуществу, добровольцы расспрашивают своих уличных друзей о прожитой неделе, интересуются здоровьем, спрашивают, нужна ли одежда или медикаменты.

— Сначала некоторые переживают, а вдруг бездомные отреагируют агрессивно? Но секрет в том, что вежливое обращение к человеку, на «Вы», убирает весь негатив, — говорит Виктор. — Проверено неоднократно. А познакомившись, мы уже обращаемся по имени. Для бездомных это крайне важно: живя на улице, они могут месяцами не слышать своего имени.

— Это служение — навещать бездомных на улице — начинали прихожане нашего храма Даня и Маша, которые сейчас уехали на Украину, — рассказывает координатор волонтеров Дмитрий Марголин. — Они переняли опыт у движения «Друзья на улице», а те, в свою очередь, следовали в служении за итальянской организацией «Община святого Эгидия». Это очень известная община, начиналась она с христианского студенческого объединения в Риме, а выросла в международное движение, которое даже помогает останавливать войны.


Настоятель храма святых апостолов Петра и Павла при университете имени Герцена протоиерей Димитрий Симонов:

В приоритете нашего служения — именно общение, дружба с бездомными. Для них важно чувствовать человеческое отношение к себе со стороны «обычных» людей, которые по большей части не видят в них равных себе, а относятся как к бродячим животным. Бездомным важно, что их принимают такими, какие они есть, не гнушаются ими. Добровольцам служение нужно не в меньшей степени, чем их друзьям с улицы. Чтобы самим оставаться людьми, надо научиться видеть образ Божий в каждом человеке. Когда общество идет по пути сопротивления Божиему замыслу, когда отказывается признавать в людях людей, оно деградирует. Преодолевая равнодушие, человек получает прививку от ненависти и важный опыт любви к ближнему. Для христиан это вдвойне важно: «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 40). Каждое воскресенье мы с ребятами молимся в храме, размышляем над Писанием. Я как духовный попечитель волонтеров стараюсь поддерживать сомневающихся, направляю их: ведь вопросы о смысле служения неизбежны. Я всегда присутствую на рождественских и пасхальных праздниках, которые община устраивает для бездомных, на летних пикниках. Мы все вместе садимся за один стол, разделяем радость трапезы. Это праздники, которые не мы для них устраиваем, а которые совершаем вместе.


АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

Задачи проповедовать Христа бездомным добровольцы тоже не ставят. Во-первых, говорят они, у живущих на улице уже выработалась аллергия на миссионеров, раздающих карманные Евангелия со словами «Иисус любит тебя», во-вторых, нередко этими громкими словами прикрываются работные центры, завлекающие бродяг трудиться за паек без всякого денежного вознаграждения.

— Общение и доброе расположение — само по себе уже проповедь, — говорит Дмитрий Марголин. — Видя наше к ним отношение, бездомные, конечно, интересуются, кто же мы такие, почему мы здесь… Тогда-то мы и рассказываем про наш храм, говорим о Боге.

Дмитрий рассказывает про Александра Сергеевича, с которым волонтеры сумели близко подружиться. В конце своего земного пути он несколько раз приходил в храм.

— Мы с ним встретились у торгового центра «Галерея» на Лиговском проспекте, — вспоминают волонтеры. — Родом из Владимирской области, с высшим образованием. Родные даже не подозревали, в каком положении он оказался. Снимал койку в дешевой общаге, был сильно болен — рак в последней стадии. Детей не хотел обременять, с женой отношения были плохими. Заветной мечтой его было уехать обратно домой, попрощаться с родиной и умереть спокойно. Но денег на это, конечно, не было.

Ситуация осложнялась тем, что к онкологии добавился перелом позвоночника — в одиночку человек в таком состоянии не смог бы ехать в поезде. Волонтеры нашли провожатого, чтобы помогать Александру Сергеевичу в дороге и колоть обезболивающее.

— В день перед отъездом в Петербург прилетела его дочь, она узнала о происходящем из интернета, — завершает рассказ Дмитрий Марголин. — Так мы и попрощались. Он умер в поезде, по пути домой.

КОГДА КОГО-ТО НЕТ
Когда бутерброды готовы, горячая каша разложена по стаканчикам, чай заварен — пора выдвигаться в путь. После общей молитвы в храме добровольцы делятся на три отряда: первый отправится в район Сенной площади, второй — к Александро-Невской лавре, третий — на Владимирскую площадь.

Мы поехали с третьей группой. План движения таков: от Владимирской площади через Лиговский проспект и Московский вокзал на площадь Восстания. Сразу же волонтеры подходят к просящей у ограды Владимирского собора милостыню женщине. Оказывается, та давно их знает и уже заранее ждет. Зовут её Верой. Она с удовольствием берет бутерброды и кашу, но от чая отказывается — «недавно пила». А взамен протягивает Дмитрию Марголину сверточек — подарок его младшей дочке, которой недавно исполнилось два года.

Идем дальше. Волонтер Анна Борисова, прихожанка храма апостолов Петра и Павла, замечает, что сейчас, наверное, встретим Ивана. Этого скитальца сложно не заметить, потому что он «всегда стильно одет: пиджачок, шляпа, вельветовые штаны». Но сегодня Ивана нет. Добровольцы говорят, что такая вот неизвестность — самое тягостное в их служении. Никогда не знаешь, что произошло с человеком:

— Не обязательно случилось страшное. Бывает и наоборот. Как-то раз мы встретили в переходе человека, он спал стоя, прислонившись к стене. Оказалось, что на улице он совсем недавно, родом из Челябинска, денег нет, и добраться домой он не может. Мы дали ему визитку Мальтийской службы помощи, которая помогает с билетами тем, кто оказался в подобной ситуации. Больше мы этого человека не видели. Но каково же было наше удивление, когда на сайте мальтийцев мы обнаружили его в числе тех, кому помогли уехать домой.

У ВОКЗАЛА
Здесь, у Московского, бездомных много. Можно зайти погреться внутрь — если полиция не прогонит. Говорят, что за 200 рублей решается и вопрос с ночлегом: платишь охраннику означенную сумму — и до утра можешь коротать время в тепле.

Чай и бутерброды приходятся очень кстати. Температура на улице держится на отметке 0 градусов — самая опасная погода для бездомных: еще не мороз, чтобы срочно искать теплое пристанище, но уже достаточно холодно, чтобы заработать обморожение. По статистике, больше всего бездомных замерзают насмерть именно в такие дни. Некто предлагает волонтерам положить ему на телефон 40 рублей:

— Мы денег не просим, — с достоинством заявляет он, — вот разве что на счет бы нам закинули!

Дмитрий Марголин рассказывает, что некоторым друзьям с улицы добровольцы помогают найти работу. Но нередко случается так, что человек просит содействия в трудоустройстве, а когда работа появляется, отказывается на нее выходить.

— Одна из причин их тяжелого положения, их уличной жизни — это затяжная депрессия, — объясняет Дмитрий. — Я уверен, что при желании человек может уйти с улицы, внешние фатальные причины встречаются крайне редко. Но, с другой стороны, депрессия — сама по себе безвыходное положение, если человеку не помочь, не предложить помощь, не поддержать. В идеале им, конечно, требуется психологическая помощь.

ДАРИТЬ ОБЩЕНИЕ
Перед добровольцами не стоит задача накормить определенное число людей. Еда — только предлог, чтобы завязать общение. При первой встрече человек может взять свою порцию и уйти, может точно так же поступить и на второй раз. Но на третий раз, как правило, он, увидев волонтеров, сам подойдет и заведет беседу, расскажет о себе, может, обратится за помощью. Как волонтеры помогают бездомным? Так же, как все люди помогают своим близким, знакомым, друзьям. Если нужно, устроят в больницу. Свяжутся с родственниками. Принесут необходимые вещи и лекарства. Ну и конечно, пригласят на праздничный обед.

— Каждый год мы организуем для наших друзей праздничные рождественские и пасхальные обеды, — рассказывает Дмитрий Марголин. — Арендуем кафе, зовем всех, кто хочет прийти, и празднуем. Выезжаем на природу на шашлыки. Мы стараемся общаться с бездомными на равных, как с самыми близкими друзьями. Мы не стремимся изменить их, сделать лучше, социализировать, получить что-то взамен. Всё гораздо проще: мы дарим им общение.

По материалам сайта: http://aquaviva.ru/journal/k_druzyam_na_ulitsu